Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Русский автомобиль

Русбелавто на фоне проблем в Белоруссии

Когда я написал про то, что АвтоВАЗ безо всякой видимой причины и явно без необходимости начал погашать долги перед Ростехнологиями, на одном из экономических форумов меня подвергли остракизму: дескать, видеть в этом лишь способ перекладывания денег из бюджетного кармана в частный слишком поверхностно и недальновидно. Ладно, допустим.

Теперь смотрим на Белоруссию. Там уже люди дерутся в очередях за валютой, появились проблемы с продуктами питания, задерживают зарплаты в госсекторе. Конечно, Батька – не ахти какой экономист, университетов не заканчивал. Но сам ли он довёл страну до ручки? Может быть, в самый важный момент, когда Белоруссия со всей её политикой и экономикой балансировала на лезвии ножа (аккурат в момент недавних президентских выборов), таки была «помощь» извне? Понимаю, что такое допущение – это уровень газеты «Завтра», но всё же…

Не буду долго рассказывать, на чём зижделась экономика Белоруссии – степень её зависимости от России всем известна. Но зависимость эта, в основном, энергетическая, не финансовая. Совокупные активы, которыми владеют в Белоруссии российские инвесторы, не оказывают заметного влияния на ВВП и показатели занятости. Это потому, что до сих пор в Белоруссии не было масштабной приватизации и все ключевые, сисемообразующие активы остаются полностью или почти полностью государственными.

Одной из важнейших отраслей экономики страны является машиностроение, тоже, разумеется, принадлежащее государству. Это не только стагнирующий МАЗ, но и МЗКТ, и БелАЗ и Белкоммунмаш, и, самое главное, МТЗ. Сами эти заводы тоже не миллиарды генерируют, но они находятся в центре огромного экономическо-производственного кластера, в интересах которого работают предприятия электротехники, станко – и приборостроения, инструментального и сельхозоборудования. Если принято считать, что в автопроме России задействовано 3,6 млн человек, что составляет 1/40 населения, то в Белоруссии в машиностроении задействовано почти шестая часть населения (оценки есть разные, я привожу усреднённую). Это уже ресурс не столько экономический, сколько социально-политический. Отдав эти предприятия в частные руки, Лукашенко отдаст им рычаги влияния на самого себя. А если эти частные руки окажутся иностранными, чего боле всего боится Лясанр Рыгорыч, то видимость независимости Белоруссии растворится в одночасье. Равно как и устойчивость его собственного кресла, сколько бы процентов ему не нарисовали на выборах.

Теперь вспомним, что Россия (сама или в лице её конкретных представителей) с переменным энтузиазмом борется за контроль над белорусской экономикой. Но у Лукашенко хватало мужества противостоять этим попыткам. Даже в случае с Белтрансгазом он не уступил контрольный пакет. Но Москва продолжала дотировать его экономику скидками на энергоносители: тут работали и «трубопроводные» резоны, и военные. Однако после выборов Батька совсем слетел с катушек и нарвался на нефтяную войну с Россией и санкции Запада. Это стало отличным поводом для дожатия Белоруссии со стороны России, и на сцену выходит Чемезов, весь в белом, и провозглашает идею слияния МАЗа и КамАЗа. Убеждён, что это только вброс, попытка провентилировать ситуацию и посмотреть реакцию представителей Белоруссии на требование расстаться не с малой долей участия, но, как минимум, с контрольным пакетом. Если с МАЗом договорятся на российских условиях, то вслед пойдут и другие предприятия машиностроения. Часть из них, работающая в автомобильной отрасли, вольётся в структуру Росбелавто, часть отойдёт просто Ростехнологиям или другой подобной структуре. Кстати, не МАЗ является самой «вкусной» частью машиностроительных активов Белоруссии, а МТЗ в связке с ММЗ. ММЗ вообще может для Русбелавто стать заменой ярославскому моторному. Потренировавшись на МАЗе, Россия пустит в ход свои самые неотразимые аргументы.

Именно сейчас для всего этого момент наиболее благоприятный. Консолидация активов для России важна именно в преддверии вступления в ВТО – после этого экономический рисунок изменится не в пользу Чемезова с его полумонопольным владением российским автопромом. Легковой сегмент, хочешь не хочешь, а придётся уступить иностранцам, а вот в грузовом можно будет побороться за сохранение влияния. К тому же в этом сегменте значительная часть предприятий – двойного назначения, выполняющих гособоронозаказ. А это, как известно, одна из самых прямых возможностей пилить бюджет перекладывать деньги из госкармана в частные.

Возвращаемся к началу. Белорусские активы будут приобретены с включением государственного ресурса РФ и, скорее всего, на кредиты госбанков. Путём нехитрых и вполне открытых действий всё это со временем станет частью конкретных российских ОАО и ЗАО. И впоследствии монетизируется путём продажи «стратегическим зарубежным инвесторам». Как бонус – усиление политического влияния на нашего сукина сына и страховка от проблем с доставкой нефти и газа в Европу.

По моему, очень красивая схема.

Коммунальная техника-1996

Почему-то мне тогда казалось, что всякая необычная техника должна интересовать рядового автомобилиста и пускался я во все тяжкие, вплоть до коммунальных и сельскохозяйственных машин. Вот и весной 1996 года поехал я в фирму «Профмаш», где появился первый образец минской коммунальной машины ШУ-356, он к ним на испытания пришёл.
Сейчас вроде-как эта машина выпускается серийно, но тогда она была абсолютной новинкой.







У «Профмаша» была ещё одна новинка – снегоуборочная машина «Вьюга» но не та «Вьюга», которая ДЭ-242, а новая, её индекса я не помню. Кажестя, она так и не пошла в производство. Вот она:





Там ещё был прикольный мини-трактор, почти квадроцикл, тоже, как и ШУ-356, сделанный на МТЗ в Белоруссии. Он был завален снегом и откапывать и заводить его «профмашевцы» категорически отказались. Не знаю, смогли ли белорусы наладить его производство…




Но, самое главное: я покатался на культовом снегопогрузчике КО-206, называемом в народе «Золотые ручки». Мне дали порулить и посгребать снег! Более чудовищных впечатлений от управления машинами я не испытывал никогда. Это не я ей управлял, это она управляла мной. То есть, не управлялась вообще. Повернуть – целая история, всё скрипит и шатается, транспортёрная лента угрожающе раскачивается… А ведь эти машины до сих пор работают на дорогах. Боже, как мне жаль их водителей…

Кстати, на фото за рулём «Ручек» - я, собственной персоной.