Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Мёртвая зона. Прогулка по АЗЛК.



Я шёл как по кладбищу, взрытому бульдозерами после недавнего авианалёта. Ощущался не тлен – ощущалась смерть. Вот тут, я помню, проходила нитка старого конвейера – сейчас только стены и горы мусора. Вот здесь я столкнулся с бравым ПТУшником, вёзшим на тачке аммортизаторы. Тачка полетела в одну сторону, детали в другую, а невозмутимый студент собрал всё это и повёз дальше, на конвейер. А вот по этой дорожке мы с Димой Емельяновым, АЗЛКовским испытателем, пытались кататься на дизельном Москвиче с пневмоподвеской, но он, гад, не заводился и мы прицепили его к внутризаводскому РАФику…

Я помню эти стены живыми. Помню суету конвейера и холодное спокойствие Отдела перспективных разработок, помню, с каким шелестом двигались под потолком крылья и капоты и как пахло в заводской столовой. Прилично кормили, кстати, и фантастически дёшево. Сейчас там мебельный магазин с апокрифическим названием «Москвич», в гальванике и термическом – какие-то автосервисы, а котельную, кажется, срыли вовсе. Разрушили и основную часть, где начинали собираться ещё Москвичи 400, сравняли с землёй и только плитка, лежавшая на полу главного производственного корпуса так и продолжает лежать, открытая дождю. Каким-то чудом уцелели две старые сушильные камеры, помнящие ещё довоенные времена, но их, конечно, скоро уберут.
Вообще, завод умер своей смертью. Как Пастернак – в своей постели. Всё, что было расположено на старой территории, построено в 30-50-е годы. Никакая реконструкция не могла продлить жизнь этих корпусов, они бы просто осыпались, похоронив под собой не менее древнее оборудование. Там сейчас висят таблички, предупреждающие о возможности обрушения, но и без них видно, что всё это скоро превратится в осколки битого кирпича. А вот здание старого заводоуправления и УКЭР стоит бодренько и ухоженно, видно, приглянулось высшим силам.
На новой территории хозяйничают Автофрамос и загадочный ГУП Сторойэкспом. Там нет разрухи, но и движения нет. Только охранники у шлагбаума, бывает, цыкнут: «Чего снимаешь? Кто разрешил?» - и удалятся сыто в свою будочку.

Туда, на новую территорию, меня не пустили. Но не очень-то и хотелось.

Collapse )