Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Бронницы Январь 1995

Не знаю, как сейчас, а раньше, в девяностые, на полигоне в Бронницах, принадлежащем 21-му военному институту, ежегодно проходил большой праздник – выставка достижений оборонпрома, автокроссы, различные шоу. Показывали в действии разную технику, которую обычный человек мог видеть только на картинках. Например, двухзвенный плавающий транспортёр ДТ-30 Витязь, с мотором в 710 л\с и потреблением топлива около 200 литров на 100 км. До сих пор, кажется, никто не сделал машину проходимостью сопоставимую с этим чудовищем. В 1995 году выставка в Бронницах была особо интересной – туда привезли новый многоцелевой армейский автомобиль ГАЗ-3937, сделанный в Арзамасе на базе шасси БТР-80. Я не большой любитель военной техники, равно как и всего военного. Даже больше: я не люблю и боюсь всего, что связано с армией и войной. Но ГАЗ-3937 – случай особый. Как раз тогда фирма «Тринити Моторз» начала поставки в Россию первых «Хаммеров», и буквально за несколько дней до Бронниц Саша Егоров, маркетолог «Тирнити», позволил мне на Хаммере проехаться. А ГАЗ-3937 создатели из Арзамасского машиностроительного называли не иначе, чем «Русский Хаммер» и сравнить их, пусть даже заочно, было очень интересно. Сравнение получилось не очень корректным: самоназвание «Русский Хаммер» не отражало сути машины. «Хаммер» был строго четырёхместным (в закрытом варианте), а ГАЗ-3937 брал на борт десять человек. Но залезать в него было сущей мукой, так что о гражданском применении речь идти не могла. Он был тесным, неудобным, насквозь «железным», абсолютно спартанским. Не было особого изящества и в конструкции шасси. Помню, что разбирали эту конструкцию с Александром Мироновым и он довольно прохладно отозвался о ней: высокая материалоёмкость, большой запас прочности (огромные торсионы), хорошая защита агрегатов (днище герметично), но и значительная перетяжелённость. Хаммер со своей своеобразной компоновкой, клёпанным и клееным алюминиевым кузовом (очень лёгким), вынесенными на приводные валы тормозами выглядел конструкторским шедевром на фоне ГАЗ-3937. Но я отвлёкся… ГАЗ-3937, тогда ещё не получивший название «Водник», в Бронницах показали впервые. Большой официальный показ состоялся позже, в мае, в Нижнем, на Нижегородской ярмарке. Показали в Бронницах и УАЗ 3172, тогда ещё числившийся экспериментальной моделью, и ЗиЛовскую «Синюю птицу» и, самое главное, гражданский грузовик на её базе. Там есть фото машины с кабиной 4331 и тремя равномерно – по грачёвской схеме – расположенными осями. Был и армейский грузовик-прототип с новым оперением кабины 4331. А ГАЗовцы даже привезли Волгу-3105. Так, для комплекта.


Collapse )

Власть на ВАЗе становится всё вертикальнее

На ВАЗе продолжаются кадровые перестановки среди высшего инженерного состава. Свою должность покинул Сергей Прохоров, директор проекта «Приора». Официально Сергей Петрович переведён на другую должность – директором проекта сбережения материальных ресусов.

Эта рокировка может показаться не очень значительной, но на самом деле она весьма важна и показательна. Сергей Прохоров известен как стойкий оппонент Евгения Шмелёва, занимающего ныне пост вице-президента по техническому развитию АвтоВАЗа. Шмелёв предсказуемо и последовательно проводит свою кадровую политику, расставляя на ключевые инженерно-административные посты единомышленников. В этом нет ничего предосудительного, нормальная практика. С теми, кто тебя понимает, просто легче работать. Новый главный конструкто Сергей Курдюк, назначенный летом – тоже, в принципе, креатура Шмелёва. Теперь дело дошло до администраторов конкретных проектов.

В номенклатуре ВАЗа проект Приора занимает привилегированную позицию – эта машина ныне лидирует по продажам, больше того, она достаточно маржинальна, на ней завод зарабатывает свой основной капитал. Поэтому поддержка Приоры для ВАЗа – вопрос финансового благополучия. Но должность директора проекта здесь стала во многом формальной – машина выпускается уже достаточно давно и серьёзной модернизации для неё уже не планируется. Приору ждут только мелкие улучшения - оборгреваемое лобовое стекло, сеточка в багажник, навигатор в приборном щитке. Но не стоит забывать, что директор проекта – это распорядитель финансовых потоков вокруг конкретной модели и от того, насколько управляем этот человек, насколько подконтролен высшему начальству, и зависит стабильность выпуска. ВАЗу сейчас ни в коем случае не нужны потрясения или даже мелкие неприятности с самой престижной и дорогой моделью. Поэтому Прохоров уходит.

Интересно, что Прохоров в своё время был «мотором» создания Технического музея ВАЗа, он собирал по воинским частям технику, налаживал связи с МВДшниками и военными. Отсюда очевидный перекос в тематике основной экспозиции музея – ВАЗовские машины сосредоточены в небольшом ангаре, а милитаристской части экспозиции отведены огромные открытые площадки. Там и вертолёты, и самолёты есть, и даже бомбы глубинные. Если и подводная лодка – какой ВАЗовский музей без подводной лодки? Её тащили два года волоком с Волги (это примерно 7 км), истратили на это кучу денег и ресурсов. Один испытатель сказал мне: все деньги, что должны были пойти на топливо для испытаний машин, истрачены на солярку для тягачей, тащившых эту громадину.

Музей производит действительно противоречивое впечатление. Экспонаты интересные, безусловно, но почему они здесь, а не в тематических музеях? Почему для собственно ВАЗовской продукции не построили нормального помещения, раз уж такие средства вбухивались в собирание военной техники? Почему все сохранившиеся ВАЗовские прототипы не собрать под одной крышей? Куча всего гниёт по задворкам...В общем, Прохоров сделал большое дело, но, извиняюсь за выражение, бессмысленное, эти деньги можно было потратить с куда большем эффектом для ВАЗа и его истории. Ведь Музей – это не только собрание, это и работа по реставрации, а этого нет даже в проекте. Вот и гниют под открытым небом (некоторые уже полностью покрылись ржавчиной!) военные машины, вот и остаётся скудной ВАЗовская экспозиция.

Collapse )

Снегоход из Ступино

Это чудо снято в том же 1996 году, в марте, во дворе здания Госкомсевера в Орликовом переулке. Там проходила какая-то конференция и маленькая выставка транспртных средств для Севера, состоящая всего (насколько я помню) из трёх экспонатов – две машины Арктиктранса на «пневматиках» и вот этот ступинский снегоход. На выставку, закрытую для праздной публики, меня как раз зазвал Вадим Шапиро из Арктиктранса.

Ступинский снегоход сделало НПП «Аэросила», производящая самолётные винты и разное вспомогательное авиационное оборудование. Они же делали воздушные нагнетатели для большинства наших военных транспортёров на воздушной подушке. То есть от Аэросилы можно было бы ожидать чего-то солидного, сделанного с военной тщательностью. Но этот вездеходик оказался просто кустарной поделкой, кривой и косой, с жуткой эргономикой, вертикально стоящей рулевой колонкой и неуклюжим дизайном. Как он ездил, я не знаю, кататься там было негде, но сомневаюсь, что на него нашлись заказчики. Сейчас я прошерстил интернет и нигде ссылок на эту машину не обнаружил. Значит, и производить сколь-либо серийно его не стали.

Collapse )

ИЖ-14




Зима начала 1997 года. Ижевск. ИЖ-14 стоит в бомбоубежище близ завода, которое временно исполняет обязанности хранилища фондов несуществующего музея Ижевского Автозавода. Заводу, надо признать, тогда было не до музея – конвейер больше стоял, чем работал, а «Орбиту» всё никак не могли запустить в серию, выпуская её по обходной технологии, буквально единицами. Зато меня принял сам Гродецкий, хозяин всего ИжМаша, в рамках которого тогда ещё находился автозавод…


Collapse )

Проект "Каратель"

3 марта в Минобороны состоится заседание по выбору концепции нового многоцелевого армейского автомобиля, так называемого "Русского Хаммера". В конкурсе принимают участие все наши основные заводы - ЗИЛ, ГАЗ с Арзамасоом, КАМАЗ. Возможно, кто-то ещё, я не знаю.

Работа по выбору проектов займёт примерно две недели. Вероятно, потом уже можно будет написать про эти машины что-то конкретное.